Яндекс.Метрика
Благотворительная программа
Оцени свой риск
Словарь терминов
Библиотека материалов

Как научиться принимать себя после болезни? Интервью с Мариной Орловой, психологом семейного лагеря "Каникулы Победителей"

Как научиться принимать себя после болезни? Интервью с Мариной Орловой, психологом семейного лагеря "Каникулы Победителей"

Как научиться принимать себя после болезни? Ищем ответы вместе с психотерапевтом Мариной Орловой и участницами семейного лагеря "Каникулы Победителей".


(Участницы и организаторы "Каникул Победителей" в майках "Coolest mama in the air")

В Грузии завершил свою работу лагерь семейной реабилитации «Каникулы победителей». В течение 10 дней женщины, перенесшие рак груди, и их дети учились заново жить, принимать себя, общаться, восстанавливать утраченные связи.

(Подарки участницам от Aviasales)

Важность пилотного проекта «Каникулы победителей», который был организован совместными усилиями программы «Женское здоровье» и туристического поисковика Aviasales, трудно переоценить. Первый же опыт показал абсолютную необходимость такого формата общения для женщин, прошедших лечение от рака груди. «В России умеют лечить эту болезнь, но реабилитации пациентов почти не уделяют внимания. В нашем проекте мы постарались воплотить передовой мировой опыт. И Грузия была выбрана не случайно. Здесь уникальная по доброжелательности атмосфера, красивая природа, мягкий климат», — говорит Екатерина Башта, руководитель программы «Женское здоровье».

(Слева - руководитель "Женского здоровья" Екатерина Башта, справа - организатор Виктория Правдикова)
 

В Грузию приехали 10 женщин и их дети — из разных регионов страны, география охвата впечатляет — от Твери до Красноярска. Их встретил гостеприимный отель у озера Кварели в весенней Кахетии, вокруг были горы, тишина,  и все возможности для полной перезагрузки.

(Мартовский вид на озеро Кварели в Кахетии)

Работать с участницами проекта на волонтерских началах приехала Марина Орлова, гештальт-терапевт из Петербурга. Она работает в консалтинговой группе BE WINNER, которая занимается, в том числе, развитием эффективных клинических коммуникаций. Говоря проще, Марина помогает так выстраивать отношения врача и пациента, чтобы само общение между ними имело ярко выраженный положительный психотерапевтический эффект. Марина справедливо уверена, что внимание и забота врача лечат не меньше, чем самые продвинутые методики. Она много работает с НКО, с людьми в кризисных ситуациях. А еще Марина неравнодушный человек и у нее есть огромное желание быть полезной нашей программе.

Ближе к финалу каникул мы устроили с Мариной Орловой  «разбор полетов».

(Марина Орлова)
— Марина, вы довольны тем, как идет психологическая реабилитация женщин, перенесших РМЖ? 

— Да, я очень довольна — мы идем к выполнению тех задач, которые перед собой ставили. Мы здесь всего 12 дней и для меня было важно не расшевелить тяжелые переживания женщин, а сделать так, чтобы они нашли новые ресурсы для дальнейшей жизни, по-другому посмотрели на себя, разрешили себе хотеть того, чего хочется, разрешили ошибаться и не быть идеальными. Чтобы они заново посмотрели на отношения со своими детьми, и перестали, наконец, чувствовать свою вину перед ними.

(участница Светлана Мыльцева с дочерью Машей)

— А чувство вины есть?

— Конечно. Кто-то из женщин узнал о том, что у них рак молочной железы во время беременности, или сразу после рождения ребенка, кто-то, когда детям было 5-6 лет. Начинается долгое лечение, возникает сильнейшее чувство вины, что дети заброшены. Некоторые женщины из нашей группы признаются, что вообще не разговаривали с ребенком о том, что у них рак, и некоторые разговоры совершаются в первый раз именно здесь и сейчас. И есть много радости, много слез, много совместных переживаний, но это уже точно про какую-то новую жизнь вместе, про взаимосвязи, которые здесь либо восстанавливаются, либо зарождаются между мамами и детьми.

(Участница Марина Каралькова с сыном Алексеем)

— С каким главными сложностями вы столкнулись во время терапии?

— В группе очень разновозрастные дети, очень разные женщины, с очень отличными друг от друга судьбами. Поэтому главный вопрос и главное опасение — насколько вместе они смогут коммуницировать.

А коммуникация между ними также важна, как коммуникация с вами?

— Мне иногда кажется, что она даже более важна. Во время одного упражнения у женщин была возможность рассказать друг другу, что они любят и ценят в себе. И одна из участниц сказала, что она в себе ничего не любит. И две ее партнерши по заданию начали помогать собирать то хорошее, что есть в ней. Что они в ней увидели. Кроме того, несмотря на то, что наша работа длится  с десяти утра до девяти вечера, все равно у них есть свободное время, которое они проводят друг с другом — делятся своими историями, с каждым днем все больше открываются и уже признаются, как много берут друг от друга. Особенно это касается разговора с ребенком о болезни мамы — вот этот взаимный обмен опытом оказался очень важным для них всех.

(Участницы вместе с детьми проходят игровые испытания)

Все психологические проблемы женщин, которые перенесли РМЖ, связаны конкретно с этим испытанием? Или есть универсальная проблема, которая касается всех?

— Конечно, общие психологические черты у этих женщин есть, но это точно не относится только к онкопациентам. Если говорить про какие-то универсальные вещи, из которых возникают многие проблемы, то это, прежде всего, неумение признавать ценность себя. В психотерапии это называется паттерны поведения, то есть модель поведения. Она, может быть взята из детства, например. Когда нужно было заболеть, чтобы мама погладила по голове или похвалила. И эта модель поведения закрепляется и во взрослом состоянии. А бывает, что женщина настолько заботится о своей семье, об остальных, что на заботу о себе не оставляет себе никакого права.  И иногда единственная возможность начать заботиться о себе — тоже заболеть. Но, повторяю, это не только про онкопсихологию. Болезни могут быть совершенно разные.

(Участница Виктория Коваленко)

Что вы думаете о необходимости государственного развития психотерапии больных РМЖ на стадии оглашения диагноза?

— Я только за. При условии серьезного подхода к этой проблеме. Если это будут психотерапевты и врачи-онкологи, которые обучены не только тому, как лечить, но и прошли очень серьезное обучение навыкам эффективных клинических коммуникаций с пациентами. Которые обязательно работают в связке друг с другом, встраиваются в маршрут пациента по медицинскому учреждению, а желательно еще и вне его. И важно, чтобы был не один психотерапевт или психолог на весь диспансер, а ровно то количество, которое нужно. Более того, в каждом онкодиспансере должны быть психотерапевты, которые будут заниматься профилактикой синдрома выгорания  у врачей,  у медсестер и у своих коллег-психотерапевтов. Тогда мы быстрее сможем помочь прийти женщинам к принятию диагноза, а, значит, к поиску внутренних ресурсов противостояния болезни, к пониманию того, что делать дальше.

(Участницы Елена Майорова, Марина Каралькова, ее сын Алексей)

— Женщины, когда узнают, что предстоит удаление груди, часто говорят, что вообще отказываются от лечения. И для помощи таким женщинам существует еще один очень важный аспект, который не заменит ничто и никто — это подготовленные равные консультанты, те самые женщины, которые на своем примере пережитого, болезни и выздоровления, будут рассказывать о том, что они прошли, прочувствовали и как преодолели. Ведь ничто не действует так оптимистично и вдохновляюще, как опыт человека, который пережил РМЖ, и сейчас живет яркой полноценной жизнью. Да, показать свои фотографии, где она без волос, показать какие были шрамы, и как это выглядит, но посыл этого разговора про то, что жизнь на этом только начинается. Потому что действительно, это так, это правда. У многих и многих жизнь становится и более яркой, и более полноценной и более осознанной.

Текст: Нина Суслович  

Узнайте, как помочь "Каникулам Победителей" состояться снова.